Знакомы ли маркс и платон

3 - Лицо тоталитаризма

знакомы ли маркс и платон

Древнегреческий философ Платон представляет собой отправную точку Маркса. Следовательно, должны ли мы заключить, что работы Платона, хотя Многие члены американского Конституционного совета были знакомы с. Многие согласятся с тем, что и "Государство" Платона, и мечты страны лидеры были знакомы с утопическими идеями, которые они применяли. в жанре утопии; Ленин же во время написания "Государства и революции" ( ). Несмотря на то что между учениями Маркса и Платона напрашиваются некоторые поверхностные, как бы зеркальные аналогии (Платон выводит.

Тот факт, что идеи Маркса о совершенном обществе, так же как идеальное общество Платона, не были воплощены в жизнь, но изначально были бесперспективны, никак не умаляет огромную разницу между этими общественными теориями, ибо идеи Маркса возымели последствия огромных масштабов, оказав существенное влияние на общество, хотя в ином месте и совсем иначе, чем он предполагал; а теории Платона повлияли лишь на развитие философской и религиозной мысли.

Научность идей Маркса, благодаря именно тому, что она в отличие от научности Аристотеля имеет характер религии, прельстила и увлекла за собой сотни миллионов; в то время как идеальное государство Платона, благодаря именно тому, что строится по законам логики и метафизики, не продвинулось дальше его безуспешного сиракузского опыта. При этом атеизм и материализм Маркса имеют здесь второстепенное значение, равно как идеализм и мистика Платона.

Маркс с его уверениями в неминуемости нового общества уподобляется великим пророкам, рассудочное же проектирование нового общества Платоном никого не могло увлечь; спустя несколько столетий философия Платона ее создателю это не могло привидеться даже во сне помогла мыслителю раннего христианства Оригену в создании новой религии.

Как видно из приведенных сравнений и как будет показано далее, некоторые аспекты воззрений Маркса более всего диалектика имеют общие точки соприкосновения с идеалистическими философскими теориями, а по своей конечной цели построение совершенного коммунистического общества — с эсхатологией8 в религии.

Поставленная Марксом конечная цель построение идеального, то есть коммунистического общества ближе всего утопистам Т. Кампанелле, и в особенности социалистам-утопистам К. То же можно сказать о Марксе и анархистах М.

Но Маркса от них отличает тот реалистический ракурс, под которым его учение рассматривает возможные направления, условия как он бы сказал "закономерности" развития общества и общественных сил, которым надлежит реализовать его идеи. Цель, поставленная Марксом, отличается от религиозной лишь своей привязанностью к земной жизни человека, но по сути является религиозной, что, впрочем, подтверждается исторической практикой, доказывающей утопичность теории.

Но предложенные Марксом пути к достижению этой недостижимой цели разумеется, в иных странах, при иных условиях и иными средствами, чем те, которые он имел в виду доказали в основном возможность своего осуществления. Ведь приживутся ли в обществе те или иные идеи, станут ли силой, влияющей на людей и историю, зависит не от той формы, в которую они облечены, то есть от их меньшей или большей научности, но от того, насколько созвучны они жизненным стремлениям народа, насколько способны повести за собой те или иные общественные группы.

Иначе невозможно объяснить, почему настолько разные и даже противоположные идеи в широком смысле к ним относятся и религии имели в истории столь переломное значение… Английская революция — совершалась под знаменами англиканского пуританства во имя Библии, и Кромвель с дивной простотой определил ее идейный и реальный смысл, приказав своим воинам молиться Богу, но порох держать сухим.

И французские рационалисты и материалисты в своем XVIII веке, конечно же, не были менее научны, чем Маркс в XIX или Ленин в начале XX века и, без сомнения, возникшее под влиянием этих идей общество, будучи другим, ни на йоту не было более "разумным" или "просвещенным", чем предшествующее.

Но Руссо, не проповедуя революции и не нападая на религиозные предрассудки, с такой страстью переживал и клеймил общественное зло, что был куда опаснее философов, ибо успешнее внедрял в человеческое сознание желание перемен. Ясно, что с появлением "Общественного договора" имеется в виду произведение Руссо. Прежде всего, надлежит помнить, что Платон не идеолог, а философ. Впрочем, если бы Платон был удачливым политиком, мы бы вряд ли были бы знакомы с ним как с величайшим философом всех времен и народов.

Платон видел это и предупреждал и своих современников, и нас от этого коллапса. Античный мир погиб от восстания варварства. Повальное увлечение подобной "демократией" с ее массовыми, однообразными ценностями есть ничто иное, как мимикрирующий тотализм. Собственно говоря, античная демократия выродилась именно в эту форму общественного порядка, когда принесло на алтарь такой квазидемократии свои духовные ценности.

Платон и Маркс - Потерянные поиски Игнатия Лойолы

ХХ век вошел в историю платоноведения скандально известной критикой К. Вся вина Платона оказывается заключалась в том, что он просто "не понравился" Попперу. Поппер или прокоммунистически М. Нарт иделогизированные доктрины, и второе, условно тоже говоря, "позитивное", более наукообразное, чем первое направление П. К сожалению, Поппер недостаточно последователен в.

Его критика не носит конструктивный характер, поскольку автор заведомо исходит из ошибочности исходных суждений Платона.

Поппер выбирает достаточно примитивный метод критики своего оппонента: Он прямо так и заявляет: Классики элитаризма ХХ века в частности, В. Постоянно цитируемый им, Парето абсолютно им "кастрирован" с точки зрения его элитологического учения.

знакомы ли маркс и платон

Получается "критика самой критики"! Известный идеологический стереотип далекий от науки и философии.

знакомы ли маркс и платон

Попперовская "очевидность" является следствием его поверхностного знания этой теории. Многие его "критические" замечания носят сугубо идеологический, а не научный характер.

Лосев и даже не В. Ведь он критиковал буквально все: Досталось и Платону, и Гегелю, и Витгенштейну И все это было следствием его сложного характера. Этим и ограничились его публичные успехи. Судя по воспоминаниям провоста Колледжа Св.

знакомы ли маркс и платон

О своих философских и политических работах, которые и принесли ему мировую известность, он уже не вспоминал. В одном из своих писем к Попперу от 9 февраля года Карнап благодарит своего корреспондента за присланный ему экземпляр "Открытого общества" и пишет следующее: То же можно сказать и о Гегеле, хотя его влияние совсем не так велико по сравнению с влиянием Платона, особенно в этом столетии.

То, что их объединяет, по его мнению, так это - тоталитаризм. Маркса, так как у того в ХХ веке есть "влиятельные"! Поппер оказывается больше расположен к К. Марксу, чем к Платону.

знакомы ли маркс и платон

Хотя Новицкий и Волгин противопоставляли платоновский утопизм марксистскому научному коммунизму и никогда не останавливались перед тем, чтобы обвинить Платона в той самой политической наивности, которую Маркс находил у Сен-Симона, Фурье, Оуэна, они все же не заходили так далеко, чтобы отрицать, что Платон является дальним предшественником социализма.

Лурье же полностью отвергает эту точку зрения и, в конце концов, исключает любые неортодоксальные трактовки Платона. В особенности он выступает против Каутского, Пельмана и Беера, влияние которых на ранние советские интерпретации при декларировании верности провозглашенному Марксом научному социализмубыло все еще велико.

Лурье отвергал все попытки модернизировать Платона и находить в его утопии прототип социальной демократии. По его словам, "не может быть большей насмешки над научным методом, чем сопоставление Платона с нынешним социализмом.

Можно говорить о Платоне как о предшественнике средневекового христианства, о Платоне как о предшественнике иезуитизма, о Платоне как о предшественнике вдохновителей священного союза, но только не о Платоне как о предшественнике социализма" [ Изъятие из пантеона культурных героев Платона, излюбленного символа античной Греции в российской культуре XIX.

Особенно это коснулось К. Несмотря на то, что Ленин выступал против него как "ренегата" уже перед революцией, Каутского и после этого цитировали как выдающегося ученого до тех пор, пока его книга "Материалистическое понимание истории" не вызвала гнев лидеров Коммунистической партии, запретивших и эту его работу, и самого автора.

Неудивительно поэтому, что трактовка Платона как предтечи социализма, популяризированная Каутским, должна была быть предана анафеме, когда в Советском Союзе провозгласили лозунг "построения социализма в одной, отдельно взятой стране". При изучении истории платоновской утопии на советской почве не только становятся видны множественные противоречия между идеологией и политической практикой в недалеком культурном прошлом страны, но и делается более явным исторический смысл жестокой иронии судьбы, распространившейся на целые поколения людей при советской власти.

На первой волне революционного подъема, в то время, когда народ страдал от разрушительного действия войны, голода и болезней, социальные идеи Платона воспринимались и приветствовались как желанное и достижимое будущее; позднее же, по мере того как повседневная советская жизнь при нэпе постепенно становилась более терпимой, эти идеи были отвергнуты как ненаучные, исчерпавшие себя, аристократические и элитистские.

Однако дала о себе знать ирония судьбы: Более того, отрицание всех утопий, и, прежде всего платоновской, от имени науки не воспрепятствовало затяжной неопределенности в противостоянии двух концепций: Бачко описывает эту неопределенность в терминах "преемственность" и "разрыв"; эти свойства проявляются при описании общества будущего: Преемственность, потому что, несмотря на свой принципиальный отказ, Маркс и Энгельс волей-неволей позволяют себе глобальный взгляд на будущее общество в своих как теоретических, так и политических трудах" [1, p.

Многие "буржуазные ценности", первоначально подвергнутые нападкам в е годы, были "реабилитированы" в е. Изучение латыни и греческого языка а также русской истории в средней школе, отмененное после прихода к власти большевиков, было затем вновь восстановлено в процессе общего возврата к традиционным ценностям — "культурности", хорошим манерам, семейным ценностям — во времена Сталина.

Общая тональность этого изменения хорошо просматривается в речи М. Что касается Платона, то его роль как автора "Государства" с проектом идеального законодательства которому Советы в е стали предпочитать более реалистичные "Законы" была менее значимой, чем его роль как отца идеализма.

Про Платона и Аристотеля

Нужно было дождаться хрущевской оттепели для более полного и официального возрождения этой идеи со всеми сопутствующими ей атрибутами — новыми переводами, монографиями и речами. Судьба Платона на советской почве, подобно судьбе других культурных символов, идентифицируемых с дореволюционным миром, претерпела много неожиданных поворотов. Но она довольно удачно иллюстрирует неприменимость марксовой гегельянской концепции закономерного поступательного развития истории.

Можно было бы сказать, что реальное течение событий больше соответствует древнегреческой идее, в соответствии с которой история движется по кругу. Как часто отмечали современные историки и советологи, русская и советская история содержат ряд параллельных ситуаций со сходными чертами и повторяющимися событиями: Одним из примеров, весьма анекдотическим, является судьба слова "гласность", популяризированного Горбачевым во время перестройки: Изменение отношения к Платону, излюбленному символу античного мира, служит еще одной иллюстрацией скрытого или непреднамеренного возврата к прошлому.

Именно в историческое время она открывает возможность существования другого общества, в котором может свершиться то, что было лишь предметом мечтаний. Это другое общество, однако, не хочет видеть человека таким, каким он был сформирован историей; таким образом, утопия выступает против нормативной концепции человека. Утопия стремится освободить общество от его прошлого; она ищет себе место в истории только для того, чтобы дать прошлому новое начало и вернуть историю в нулевую точку.

С новым обществом она стремится создать другую историю" [1, p. Дьюи [5], "Воспитание и обучение по Дальтонскому плану" Е. Бачко, который описывает это издание как "вид библиографического указателя, предназначенного для активистов" [1, p.

знакомы ли маркс и платон

Ленинская "утопия" фокусируется на отмирании государства, которое он считает возможным, когда люди привыкнут к соблюдению основных принципов добровольного общежития.

Преступления и прочие эксцессы происходят из-за эксплуатации и нищеты, поэтому при социализме они постепенно исчезнут. Другой часто цитируемой книгой была антология "Предшественники современного социализма в отрывках из их произведений" под редакцией В. В этот период продолжали также ссылаться на дореволюционные издания, особенно на перевод Карпова г. Дынника "Материализм V. Хотя этот текст датируется ми годами, такой подход к истории философии был распространен гораздо раньше.

Woman, the state, and revolution: Soviet family policy and social life, Cambridge University Press, Воспитание и обучение по дальтонскому плану. Power and culture in revolutionary Russia. Cornell University Press,